10 падежей, которые не проходят в школе

Еще со школьных времен мы помним, что в русском языке 6 падежей: именительный, родительный, дательный, винительный, творительный и предложный. Но лингвисты возмущённо утверждают, что их намного-намного больше!

Мы расскажем о некоторых наших и «экзотических» падежах, которые не проходят в школе, но которые всегда на слуху.

Звательный
В русском языке еще остались слова в звательном падеже. Например, в сказке Пушкина золотая рыбка обращается к старику: «Чего тебе надобно, старче?» — устаревшая форма звательного падежа, и употребляется она сейчас в основном применительно к религиозной тематике: Боже, Господи, отче.

На смену звательному падежу пришел новый способ обращения, когда мы укорачиваем имя того, к кому обращаемся: «Мам! Пап! Лен!»

Эргатив

Фраза: «Бабушка печёт морковный торт» — вызывает мысли скорее о вкусном ужине, нежели об экзотическом падеже эргативе.

В русском языке эргатива нет. Мы выражаем действующее лицо именительным падежом и только при построении жутких пассивных конструкций в духе: «Торт печётся бабушкой» употребляем творительный. В грузинском языке подобные конструкции закручиваются регулярно: грузинский входит в группу эргативных языков и вовсю выделяет действующее лицо соответствующим эргативным падежом.

Местный

В большинстве случаев местный падеж совпадает с предложным: «Бабушка подумала о даче, и решила съездить туда на выходных» — «Бабушка отдыхает на даче». Но встречаются такие места, которые выбиваются из общего ряда. Например: «Данте писал о Рае», но «Данте писал, что побывал в Раю».

Интересно, что в финском языке существует целых 6 местных падежей. А в одном из индейских языков местный падеж указывает как место, так и время.

Частичный

Частичный или партитив — в финском языке один из главных падежей. Слово в частичном падеже сигнализирует о «частичности». В русском языке этот падеж можно показать с помощью такого примера: «А не заварить ли мне чайку?» — подумалось бабушке. Сразу понятно, что имеется в виду ограниченное количество — бабушка выпьет не чайник чая, а чашечку.

Совместный

Мальчик с собакой играют на поле и не подозревают, что в языке эвенков, живущих на территории Сибири, слово «собака» применяется не в творительном падеже, а в совместном.

Этот падеж указывает на то, что действие объектом совершается совместно с кем-то ещё.

В японском языке совместный падеж может сигнализировать о таких вещах, как сравнение одного объекта с другим или столкновения с чем-то. Например, если бы в Японии Женя столкнулась с Ваней, то Ваня был бы не только в смущении, но и в совместном падеже.

Превратительный

Если мы продолжим наблюдать за историей Жени и Вани, то узнаем, что после столкновения с Женей, Ваня подался в музыканты. Слово «музыканты» стоит во множественном числе и, на первый взгляд кажется, что в винительном падеже. Зададим вопрос: подался в (кого? что). По всем правилам школы на эти вопросы отвечает слово «поэтов». Но мы так не говорим, поэтому используем превратительный падеж.

Счётный

Такой падеж при счете звезд — незаменим!

Мы привыкли думать, что в сочетаниях слов «миллион звёзд» слово «звёзды» находится в родительном падеже. Но почему же тогда в самом начале счёта мы произносим: «Две звезды», употребляя совсем другую форму слова? Вся соль в том, что при счёте употребляется особый, счётный падеж.

Лишительный

Под привычными родительным и винительным скрывается ещё один загадочный падеж: лишительный. Когда мы говорим: «Ребёнок не ведает зла», — то, сами того не подозревая, употребляем слово «зло» в лишительном падеже. Иногда подобные конструкции допускают употребление винительного, например: «Ребёнок не ест кашу».

Ждательный

Когда Ваня ждет Женю, он ждёт её в винительном падеже. Но стоит ему ждать ответа от возлюбленной, как тут же вклинивается знакомый нам родительный. Это и есть проявление загадочного ждательного. Это ещё один падеж, совмещающий в себе родительный и винительный.

Изафет

Этот падеж родом из семитских и некоторых тюркских языков.

Мы говорим: эти цветы и конфеты Евгении. Мы знаем, что платье принадлежит девочке, потому что именно её имя стоит в родительном падеже. То есть, в нашем языке сигнал о принадлежности содержится у обладателя.

В семитских же и тюркских языках о принадлежности сигналит сам предмет, располагаясь в форме изафета. Например: «это [цветы в изафете] Евгения».

 

 

 

 

Комментариев еще нет, будь первым!